ГРИГОРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ЖУРАВЛЁВ


Григорий Николаевич Журавлёв – русский художник, иконописец, родился в 1858 г. в селе Утёвка Самарской губернии, в семье местного крестьянина, владельца столярной мастерской. Родился без рук и без ног. Творил, зажав кисть в зубах. Необыкновенный талант его проявился довольно рано. Совсем еще маленький, он выползал на культях во двор, брал в зубы прутик или древесный уголек и рисовал им на земле все, что только видел: дома, деревья, фигурки людей и животных. Однажды за этим занятием застал Гришу земский учитель Троицкий и, поразившись дарованию мальчика, стал учить его грамоте. Старшие брат и сестра всюду возили с собой братика в особой низкой колясочке, «сработанной» для него крёстным, дядей Якимом, – в школу, на речку, в церковь. Вся деревня его жалела, и все старались чем-нибудь ему услужить. Не оставлял Гришу своей милостью и барин, князь Тучков, который отправил его, когда тот подрос, учиться в Самарскую гимназию. Вместе с ним поехали брат и сестра. Здесь, в Самаре, была иконописная мастерская Алексея Ивановича Сексяева. Как-то раз показал ему Григорий свои рисунки на бумаге карандашом и акварелью. Рисунки пошли по рукам, мастерам понравились. И стали они обучать юношу искусству тонкой иконной живописи. Брат давал ему в рот кисть, и он начинал писать. Трудно ему приходилось, особенно поначалу: ломило глаза, от напряжения болела шея, наступал спазм челюстных мышц, так что потом не сразу удавалось вынуть кисть у него изо рта. Зато рисунок на иконе выходил твердый, правильный. В двадцать два года закончил он гимназию и вернулся в родную Утёвку. Стал писать иконы на заказ, и расходились они в народе мгновенно. Ведь были эти образа не рукописные, не рукотворные, и святые на них как будто не изображены были, а явлены из-под кисти. В 1885 г. началось в Утёвке строительство большого Троицкого храма. Расписывать стены и купол пригласили Григория Журавлева. Целые дни проводил он на специально сооруженных для него подмостках. Постоянно трескались и кровоточили губы, почти стерлись передние зубы, болел позвоночник, на теле появились язвы. Это был подвиг... И когда храм, наконец, был расписан, – в красках сиял здесь весь Ветхий и Новый Завет. Вскоре слух о необычном мастере дошел и до Царствующего дома. Журавлев был приглашен в С.-Петербург, где удивил всех своим искусством. В столице он пробыл три года, встречался с художниками, студентами Академии художеств, ценителями живописи, а однажды удостоился высочайшего посещения самого императора Александра III с императрицей Марией Федоровной. На родину вернулся с назначенной от государя пенсией – 25 рублей золотом ежемесячно. Шли годы, и вся жизнь для него сосредоточилась в мастерской. Там был его мир, удивительный мир красок, которыми он на липовых и кипарисовых досках буквально творил чудеса. За «журавлевскими» образами приезжали из самых удаленных уголков России.
Скончался Григорий Николаевич Журавлев в конце 1916 г. Похоронили его здесь же, в Утёвке, в церковной ограде – за алтарем, и поставили на могиле простой православный крест с надписью: «Се, Человек!». Имя этого замечательного художника сейчас хорошо известно в нашей стране и даже за рубежом. Многие иконы его письма хранятся в местном утёвском храме, в Самарском церковно-историческом епархиальном музее, в частных коллекциях и один образ, святителя Льва, папы Римского, – в церковно-археологическом кабинете Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.


Посмотреть галерею Григория Журавлева